+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Адвокат действует против клиента, каковы действия клиента

Отношения адвоката и клиента

От отношения адвоката и клиента зависит успех защиты по делу. Формально адвокат защищает своего клиента (Поручителя) с момента заключения договора между ними или после оплаты по этому договору. Но фактически защита начинается уже с первой встречи, с момента анализа проблемы клиента, оценки адвокатом перспективы защиты.

Уже на первых стадиях работы «правильный» адвокат на основе полученной информации от клиента и других источников вырабатывает стратегию эффективной защиты, которая в дальнейшем корректируется либо может измениться в зависимости от обстоятельств, складывающихся по и вокруг дела. И уже с учетом избранной стратегии по делу адвокат избирает и использует тактики по применению конкретных действий.
У каждого адвоката своя тактика защиты, но в принципе, они похожи, поскольку все действия должны быть использованы на основании и в пределах правовых норм.

Принципы отношений

Чтобы осуществить задуманное, у адвоката должна быть свобода действий, предоставленная ему клиентом и полное ему доверие. Законом так предусмотрено, что без согласия клиента адвокат не может действовать так или иначе. Поэтому на практике адвокат и клиент договариваются о такой свободе в действиях, либо каждые действия согласовываются отдельно.

Есть иные варианты, которые не стоит сейчас учитывать, поскольку тема данной публикации об отношениях адвоката и клиента, а не об их конкретных действиях по делу. Было бы неправильно давать сейчас рекомендации общего порядка по разнообразным обстоятельствам дел. Это все же вопросы конкретных адвокатов и их клиентов по конкретным делам.

Например, я всегда определяю клиенту степень своей свободы в действиях по защите и требую полного мне доверия. Иначе я за дело не берусь! Естественно, общая стратегия и тактики согласовываются, но остается свобода в конкретных действиях. На мой взгляд, иначе адвокату невозможно эффективно защищать своего клиента.

Но бывает иначе. Клиенты активно вмешиваются в работу адвоката и тем нарушают его планы, производят беспорядок, возникают нестыковки по делу. Защита становится неэффективной с отрицательным для клиента результатом.

Причин и оснований для активного вмешательства клиента в процесс защиты адвокатом несколько:

  • личностные свойства клиента: его психотип, лидерские качества, социальный статус, благосостояние, внушаемость извне;
    Здесь должно быть и без объяснений понятно, что активные, эмоциональные клиенты с нестабильной психикой способны фантазировать, часто менять свои же решения, нарушать принятые с адвокатом договоренности. Зачастую они также уже имеют привычку и навыки управлять людьми, получать жизненные бонусы посредством своего социального статуса, должности, денег.
    Все эти клиенты могут быть чувствительны к убеждению, к внушению со стороны других лиц, авторитетных по их мнению. И тогда мотивация активности таких клиентов на деятельность адвоката бывает вызвана мнением разных советчиков со стороны;
  • самоуверенность клиента в своих знаниях и способностях. Встречаются клиенты, которые имея свой прошлый опыт или получив его по текущему делу, считают себя способными защищаться самостоятельно.

Конечно, это заблуждение!

Сами себя не способны эффективно защищать даже профессионалы: прокуроры, следователи, судьи и адвокаты тоже, к сожалению.
Проблема самозащиты возникает как в угнетенной психике, так и в недостатке возможностей и специфических навыков для защиты:

  • полная или частичная утрата доверия к адвокату.
    В таком случае адвокат находится в роли обязательно присутствующего по закону, а непосредственно защиту осуществляет сам клиент, либо дополнительный адвокат;
  • внешние факторы: появление по делу обстоятельств, о которых не было известно первоначально, и которые влияют на стратегию защиты по делу;
  • изменение по разными причинам позиции по делу самого клиента;
  • изменение ситуации вокруг дела. Например, изменение законодательства, позиции государственных органов, отдельных лиц, влияющих на дело.

О независимости в юридической профессии

На любое уголовное, гражданское, административное дело так или иначе всегда оказывается прямое или опосредованное влияние лиц или органов, не имеющих непосредственного отношения к делу. Будьте осторожны в отношениях с правоохранителями . И не верьте в независимость следствия или суда, других органов. Полной независимости не существует, ну, если только в художественной литературе!

На то или иное действие адвоката и клиента по делу оказывают влияние также их личностные, морально-нравственные факторы, связанные с оценкой ими ситуации, обстоятельств. И эти же факторы, конечно, влияют на межличностное их общение.

Например, понятие — «Клиент»

Если правильно, то «Клиент» и не клиент вовсе, а «Доверитель»! Это в обиходе многие (и даже адвокаты) привыкли называть клиентами лиц, которые обращаются к адвокату за помощью. Но это неправильно по существу правовых оснований их правоотношений. Понятие «Клиент» связано со сферой предоставления, оказания услуг. В публикации о различиях адвоката и юриста я уже писал, что в отличие от юриста, адвокат оказывает не услугу, а юридическую помощь.

И это ключевое, значимое понятие, которое определяет взаимоотношения адвоката с поручителем. Если в первом случае человек заказывает у исполнителя определенную услугу и оплачивает ее по результату выполнения, то во втором случае человек просит у адвоката помощи, а деньгами компенсирует предстоящие действия адвоката независимо от полученного результата по делу. Но бывают, конечно, дополнительные бонусы на определенных сторонами условиях, что не меняет сути.

Зачастую, в том числе от неправильного применения понятия «Клиент» и от непонимания природы отношений с адвокатом, такие клиенты (называем их по-прежнему) считают, что покупают действия адвоката как услугу или нанимают его на определенную работу.
Такие «работодатели» считают возможным и вправе руководить адвокатом, его деятельностью по делу и требовать от него результата, руководствуясь принципом услуги — «кто платит, тот и заказывает музыку». В адвокатской деятельности это неприемлемо и вредит не только отношениям адвоката и клиента, но и защите по делу, о чем я уже пояснял.

Адвокат может ли выступать против интересов своего клиента?

Причину этого вопроса объясню после вашего ответа мне. Так же объясню почему я сейчас не хочу делать предоплату вашим ответам.Где вы усматриваете что вы ответили на мой вопрос ? Так как ведете речь об оплате. У меня было четыре адвоката и все они работали в интересах моего ответчика. А предоплату от меня требовали. Поэтому доверие к адвокатам у меня минимальное. Это пока. Скоро совсем пропадет Если желаете я вам вышлю доказательства , мои доверенности им и пофамильно и конкретно укажу те методы не защиты моих интересов, защиты интересов моего ответчика. Я объяснил причину раньше прежде ваших ответов

Ответы юристов (3)

Адвокат не вправе занимать по делу позицию, вопреки воле доверителя. Вы вправе обратиться с жалобой в адвокатскую палату

Уточнение клиента

Тогда я пишу его фамилию чтобы все знали,это Коноваленко Николай Платонович из Кустанайской коллегии Ул Тарана 111, у себя дома, по ул. Пушкина взял у меня предоплату 50 тысяч тенге, в контору сдал 5 тысяч. Квитанции в получении денег от меня не дал мне. И я опасался, что он на процесс не приедет. Однако приехал, так как почуял наживу. В суде работал по ордеру, который украл . Это мне сказали в коллегии когда я ездил по их приглашению на конференцию и он не явился на нее. А пригласили меня когда Министерство Юстиции РК отправило в коллегию мое требование в Министерство и к нему на дом, заказным письмом, о возврате денег. так как 27 января 2006 года он своим ходатайством, заменил мне надлежащего ответчика Шакирова Д.А., на ненадлежащего ответчика в лице Акима района Колжанова А.А. Так как при дачи мне на подпись этого ходатайства не сказал мне, что меняет ответчика. А когда на процесс прибыл другой ответчик, я оказал сопротивление и потребовал Шакирова. Однако и судья и мой адвокат и адвокат ответчика настояли в замене ответчика. Тогда я им всем сказал. Под вашу ответственнось. Этого в протоколе нет. Он сфабрикован. И я хочу чтобы их ответственность наступила в Российском суде. Адвокат за эту аферу получил от Шакирова два миллиона тенге. И уехал в отпуск. А на процесс в облсуд не явился однако обязан был быть. Деньги мои не вернул. Я думаю это весомая причина не доверять адвокатам и это далеко не все. Спрашивайте я отвечу. Мой иск тогда был .О возврате земельного и имущественного пая. В нем отказано, а я пайщик.

20 Мая 2017, 08:29

Есть вопрос к юристу?

Добрый день. А в чем Ваш вопрос? Если в заголовке, то адвокат не может работать вопреки интересам доверителя. Но есть исключение

1. Адвокат не вправе:
1) действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне; 2) занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле, за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного;

Уточнение клиента

Сейчас я должен оценить полезен ли ответ или нет. Дело в том что я доволен ответом, а вот по поводу полезности ответа это вряд ли полезен. Гораздо полезнее было бы, чтобы кто то из адвокатов в России помог бы мне привлечь Коноваленко к ответу и еще некоторых граждан Казахстана и России и я как раз и не знаю могу ли я со своей женой,а она ранее была и свидетелем в судах и моим представителем, подать именно в Россию именно в российские суды, а не казахстанские исковое заявление? Мы ведь граждане Казахстана и дела фабриковались в Казахстане. Так как нам в этом два суда отказали в Казахстане.

Это интересно:  Нужна ли прописка для получения материнского капитала

20 Мая 2017, 09:25

Вы предлагаете мне привлечь этих адвокатов к ответственности?! В России это компетенция адвокатской палаты.

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Федеральная палата адвокатов

Адвокат даже спустя длительное рвемя не может выступать против своего доверителя

Рассмотрев материалы дисциплинарного производства в отношении адвоката М., квалификационная комиссия пришла к следующим выводам.

Граждане Ш. и Ш-ва обратились в Адвокатскую палату г. Москвы с одинаковыми жалобами на действия адвоката М., в которых указали следующее .

Ш-ва в возрасте 13 лет была направлена на работу для нужд фронта в ателье по пошиву военного обмундирования, где проработала более 61 года. В середине 1992 г . ателье преобразовалось в ООО «Б-ти». Согласно учредительным документам Ш-вой принадлежало 50% уставного капитала Общества, а ее сыну Ш. – 26,32%. Свои доли заявители уступили в пользу третьего лица по договору дарения. Некоторые участники Общества, считая действия заявителей незаконными, стали обращаться с жалобой в правоохранительные органы. В возникшей конфликтной ситуации интересы заявителей стал представлять адвокат М., который пояснил им, что работает адвокатом в СКА «Юстиция», какой-либо договор с ними не заключал, потребовал выдать ему доверенность на представление интересов заявителей. После этого М. стал направлять от имени Ш-вых различные заявления в правоохранительные органы; руководил действиями Б. (копия плана руководства приложена к жалобе). 2 октября 2004 г ., в субботу, Б. позвонил Ш-вой домой и, ссылаясь на поручение адвокатов СКА «Юстиция» К. и П., срочно потребовал от Ш-вых новую доверенность. Ш-вы согласились на предложение Б., поскольку указанные адвокаты представляли их интересы. Однако заявители считают, что во время исполнения доверенности Б. ввел их в заблуждение, подделал текст доверенности, в результате чего Ш-вы передали все свое имущество в распоряжение Б., который по полученной доверенности передал все доли и права Ш-вых гражданину С., а последний передал их в собственность Юношеско-Спортивной школе. Обнаружив указанные действия Б. и, считая их мошенническими, Ш-вы срочно обратились с заявлениями в УБЭП и прокуратуру, одновременно подали иск в районный суд. При рассмотрении жалоб, заявлений и исков Ш-вых на незаконные действия Б. его интересы стал представлять адвокат М. Ш-вы указывают, что они были крайне удивлены, когда узнали, что в выданной доверенности Б. включил не только себя, но и М., указав его как члена СКА «Юстиция»; по мнению Ш-вых, «указанный факт еще раз подтверждает, что преступными действиями Б. руководил М., который не только подсказал, как совершить мошенничество, но и впоследствии стал помогать мошеннику, защищая его в правоохранительных органах».

По мнению заявителей, адвокат М. действовал вопреки п. 4 ст. 7 и п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, оказывал им юридическую помощь с целью изучить их характер, привычки, определить подходящий момент, чтобы впоследствии, используя Б., захватить имущественные права заявителей, что в дальнейшем и произошло. «Учитывая, что в действиях адвоката М. содержатся признаки преступления (пособничество при совершении группой лиц мошенничества)», «действия такого адвоката накладывают пятно на высокое звание адвоката и организацию, где он работает», Ш-вы убедительно просят привлечь адвоката М. к дисциплинарной ответственности.

Вопреки предписаниям законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре адвокат М., оказав Ш-вой. и Ш-ву в июле-августе 2004 г . юридическую помощь на основании заключенного в устной форме соглашения об оказании юридической помощи, в январе 2005 г . заключил с Б. соглашение об оказании ему юридической помощи и 8 апреля 2005 г . как представитель ответчика принял участие в судебном заседании районного суда г. Москвы, рассматривавшего гражданское дело по иску Ш-вых (бывших доверителей адвоката М.) к Б. То обстоятельство, что в июле-августе 2004 г . юридическая помощь Ш-вым оказывалась при разрешении корпоративного конфликта с соучредителями Ж., К., К., Ч., а в январе-апреле 2005 г . – по вопросу о законности отчуждения принадлежащих Ш-вым долей в уставном капитале ООО «Б-ти» некоммерческой организации «Юношеское спортивно-познавательное учреждение», не свидетельствует о правомерности действий адвоката М., поскольку вышеприведенные положения законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре следует понимать в том смысле, что «особо тесный, доверительный характер отношений между адвокатом и клиентом… создает своеобразный нравственный микроклимат, который накладывает отпечаток и на все последующие контакты между ними», «поэтому даже спустя длительное время после окончания процесса адвокат не может превратиться в процессуального противника бывшего клиента по другому делу и вести его против интересов своего прежнего доверителя»; «не вправе адвокат принимать поручение и на ведение гражданского дела работников предприятия или учреждения против этой организации, даже если договор на юридическое обслуживание уже прекращен, но спорное правоотношение возникло в период действия этого договора», «если же гражданский спор возник после прекращения юрисконсультских отношений, нравственных препятствий для ведения адвокатом такого дела не имеется, так как обслуживание организации по срочному договору не создает такой тесной связи между нею и адвокатом-юрисконсультом, как это имеет место в отношениях адвоката со своими клиентами-гражданами» (см. Ватман Д.П. Адвокатская этика (нравственные основы судебного представительства по гражданским делам). М.: Юрид. лит., 1977. С. 9, 10; Дисциплинарная практика Московских городской и областной коллегий адвокатов (Методическое пособие для адвокатов) / Отв. ред. И.И. Склярский. М., 1971. С. 8 – п. 38, 39).

Квалификационная комиссия обращает внимание на недостаточное понимание адвокатом М. нравственных начал адвокатской деятельности, поскольку последний, указывая, что обязательств на момент 20 января 2005 г . у него перед Ш-выми никаких не было и не могло быть, потому что на момент 20 января 2005 г . он юридическую помощь Ш-вым не оказывал, в то же время упускает из виду, что ранее при составлении им деловых бумаг и совершении иных действий в интересах Ш-вых, адвокат М. идентифицировал себя перед государственными органами и иными лицами как представитель Ш-вых; кроме того, оказав последним юридическую помощь, адвокат М. стал носителем сведений, составляющих предмет адвокатской тайны, срок хранения которой не ограничен во времени (см. ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката).

Квалификационная комиссия приходит к выводу, что, приняв 8 апреля 2005 г . участие в судебном заседании районного суда г. Москвы в качестве представителя ответчика Б. при рассмотрении гражданского дела по иску Ш-вых о признании доверенности от 2 октября 2004 г . недействительной, адвокат М. действовал вопреки интересам своих бывших доверителей Ш-вых, которые [интересы] они считали законными и за защитой которых обратились в суд; адвокат М. не имел права принимать от Б. поручение на представительство интересов последнего в качестве ответчика при рассмотрении районным судом г. Москвы гражданского дела по иску Ш-вых, поскольку ранее адвокат оказывал юридическую помощь Ш-вым, а их интересы противоречат интересам Б. Указанными действиями адвокат М. нарушил абзац 5 пп. 2 п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и пп. 1 п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты города Москвы вынесла заключение:

  • о нарушении адвокатом М. абзаца 5 пп. 2 п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и пп. 1 п. 1 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката, что выразилось в принятии им от Б. поручения (на основании соглашения об оказании юридической помощи № 1/20 от 20 января 2005 г .) на представительство интересов последнего в качестве ответчика при рассмотрении районным судом г. Москвы гражданского дела по иску Ш-вых, поскольку ранее адвокат оказывал юридическую помощь Ш-вым, а их интересы противоречат интересам Б.; в участии 8 апреля 2005 г . в судебном заседании районного суда г. Москвы в качестве представителя ответчика Б. при рассмотрении гражданского дела по иску Ш-вых о признании доверенности от 2 октября 2004 г . недействительной, когда адвокат М. действовал вопреки интересам своих бывших доверителей Ш-вых, которые [интересы] они считали законными и за защитой которых обратились в суд;
  • о необходимости прекращения дисциплинарного производства в отношении адвоката М. по жалобам Ш-вой и Ш-ва от 8 апреля 2005 г . в оставшейся части, а по жалобе С. от 1 ноября 2004 г . – в полном объеме вследствие отсутствия в действиях (бездействии) адвоката нарушения норм Кодекса профессиональной этики адвоката.

Совет согласился с мнением квалификационной комиссии и применения к адвокату М. меры дисциплинарной ответственности в форме предупреждения.

Нарушение п. 3 ч. 4 ст. 6 (позиция вопреки воле доверителя)

Пункт 3 части 4 статьи 6 закона об адвокатуре: Адвокат не вправе за-по делу позицию вопреки воле доверителя, за исключением случаев, ко- е «о адвокат убежден в наличии самооговора доверителя

Данное положение является одним из первичных постулатов, основой ос-‘° в защитительной деятельности адвоката.

Выражение в уголовном судопроизводстве позиции вопреки воле довери-является одним из видов нарушений адвокатов, совершаемых против сво-

его клиента либо из ложно понятых его интересов (См. 3.1).

Между тем защитник ни коим образом не может содействовать следов^, телю в установлении всех обстоятельств дела, и тех, что свидетельствуют про. тив его подзащитного. Защитник по уголовному делу действует только в од-ном направлении, в направлении защиты прав и законных интересов обвиняе­мого 318 . Со времен существования адвокатуры запрещена практика «измены» клиенту 319 .

Это интересно:  На кого лучше оформить машину

Многие примеры «позиции вопреки воле клиента» подпадают под при­знаки преступлений (ст. 159, 33 и 299, 33 и 300, 33 и 301, 33 и 305 УК РФ и дру­гие).

Можно назвать следующие типичные мотивы избрания адвокатом пози­ции вопреки воле доверителя:

1. стремление помочь расследованию, государственному обвинению. Реализуются обычно «коррумпированными» адвокатами либо имеющими «предшествующий опыт», так и не перестроившимися с мировоззрения обви­ нителей;

2. стремление помочь другому соучастнику преступления (См. пример в гл. 3.2.12 и др.);

3. стремление содействовать организованной преступной группировке, специально нанявшей такого адвоката для контроля над изобличенным ее чле­ ном. Обычно реализуются «вовлеченным» адвокатом;

4. стремление навредить, отомстить субъектам расследования, прокуро­ ру, судье, желание конфликтовать с ними, не взирая на то, что это может на­ вредить подзащитному, доверителю. Реализуются обычно «неконтактными», «скандальными» защитниками;

5. ошибочное понимание интересов подзащитного, доверителя. Адвокат сознательно идет против его воли, но думает при этом, что это доверитель ошибается в выборе линии защиты. Часто реализуются «неквалифицированны­ ми» защитниками, «молодыми специалистами», «скандальными»;

6. просто ошибки, неосторожные действия (бездействие), совершенные вопреки воли доверителя;

7. иные мотивы (См. Приложение 6 п. 2.1-2.6).

Наиболее опасными и безнравственными из подобных нарушений буду 1 те, что совершены по мотивам № 1, 2 и 3. Весьма распространены и осуждают­ся самими представителями корпорации нарушения по мотивам № 4.

Что касается остальных. По пункту 5: Ошибочное понимание интересов подзащитного может быть в том случае, когда, например, защитник считает, что вину в совершении преступления следует признавать, поскольку все дока­зано, позиция отрицания вины может привести к увеличению срока и размер 3 наказания и т.д. Но, несмотря на это, подзащитный вину не признает.

Однако значительно чаще имеют место противоположные ситуации, к°» гда обвиняемый признает свою вину, сотрудничает со следствием, дает призна­тельные показания, но вступивший в дело защитник выражает иную

Перлов И.Д Право назашиту •—М, 1969 —С 29 ‘ЛубшевЮФ Адвокатура в России Учебник. —М.2001 —С 253

т.е. официально и неофициально заявляет, что его подзащитный невиновен. В обоих случаях защитник вправе только разъяснить подзащитному:

— правовые последствия той позиции, которую тот занимает;

— почему он, защитник, считает, что следует занять иную позицию.

При этом его разъяснения ни в коем случае не могут носить характер со­ветов о даче заведомо ложных показаний. Недопустимы рекомендации или ука­зания о том, какую часть правды говорить, а какую замалчивать и т.д. Адвокат в любом случае не вправе навязывать свою позицию .

Кроме того, «защитник не может препятствовать сознательному и сво­бодному желанию подзащитного признать свою вину» 321 . Во многих случаях позиция защитника может быть и не ошибочной, т.е. рациональной, выгодной для обвиняемого. Однако, поскольку он ее не принимает, адвокат обязан следо­вать позиции подзащитного.

Единственное исключение из этого правила установил сам закон. Это случай, когда адвокат убежден в наличии самооговора своего подзащитного.

Например, подзащитный признает свою вину в приобретении наркотиче­ского средства по вмененной ему ч. 1 ст. 228 УК РФ. Однако защитник выясня­ет, что размер изъятого у подзащитного наркотика не является крупным. На этом основании адвокат заявляет о невиновности подзащитного, вопреки при­знанию им своей вины.

Необходимо отметить, что важное значение здесь имеет не столько то, действительно ли имеет место самооговор, сколько то, как адвокат относится к этой позиции доверителя. Если защитник субъективно полагает, что его клиент оговаривает себя, то даже если подзащитный говорит правду, в действиях адво­ката нет правонарушения. Он добросовестно заблуждается. Разумеется, если у него есть веские основания быть уверенным, что подзащитный оговаривает се-° я — Думается, что недобросовестные адвокаты попытаются широко использо­вать эту «лазейку», если встанет вопрос о персональной ответственности за это нарушение закона об адвокатуре.

Все адвокатские правонарушения, связанные с позицией против воли до- 8е рителя, можно довольно условно разделить на выраженные официально (яв-

Баев М О , Ьаев О Я Стратегические принципы тактики защип,] по уголовным делам /’ Криминали-п^ческие аспекты профессиональной защиты по уголовным делам Сб статей Екатеринбург, 2001 — С 1б-_17

ные) и выраженные неофициально (скрытые).

Официальным, явным выражением «противной» позиции будет, напои мер, заявление защитника на допросе обвиняемого, которое следователь внес протокол, ходатайство, жалоба защитника, содержащая доводы, с которыми до. веритель не согласен и т.п. Самым распространенным видом выражения офи. циальной «противной» позиции будут заявления адвоката на суде, в основном в ходе судебного следствия. Здесь правонарушение, если только оно не являет­ся тем самым исключением, носит вполне очевидный характер и легко фикси­руется. Чаще всего оно совершается по мотивам № 4, 5 и 6.

Необходимо отметить, что дисциплинарная практика адвокатуры склоня­ется к признанию правонарушениями только официальных способов выраже­ния «противной» позиции. Не думаем, что это обосновано. Разве позиция чело­века по тому или иному вопросу не может быть скрытой, неофициальной?

Именно они — скрытые выражения позиции вопреки воле подзащитного представляют наибольшую сложность в выявлении и нейтрализации. Именно они являются, как правило, самыми опасными и неэтичными, чаще совершают­ся по мотивам № 1, 2 и 3. Например, «коррумпированный» адвокат «за глаза», в разговоре со следователем осуждает позицию непризнания вины, занятую его подзащитным и советует следователю какие тактические средства и приемы использовать для того, чтобы склонить обвиняемого к признательным показа­ниям.

Многие, если не большинство проанализированных нарушений, недобро­совестные защитники попытаются оправдать как «выражение мнения» (т.е правилом ч. 2 ст. 18 Закона об адвокатуре). Особенно, если ставится вопросе прекращении статуса адвоката за официальные (явные) выражения мнений и по мотивам 4, 5 и 6. Еще раз заметим, что очень многие из таких нарушений по со­вокупности подпадают под другие правонарушения и преступления. Например, очень часто выражение «противной» позиции будет сопряжено с нарушением адвокатской тайны.

Частным случаем охарактеризованных здесь нарушений являются и те, что подпадают под следующий запрет, установленный законом об адвокатуре.

Клиент твой — враг твой?

(«ЭЖ-Юрист», 2012, N 33)

КЛИЕНТ ТВОЙ — ВРАГ ТВОЙ?

Юрий Чурилов, адвокат Адвокатской палаты Курской области, г. Курск.

Есть мнение, что работа адвоката — это легкий труд за большие деньги. Однако для того, чтобы получить самый скромный гонорар, нужны навыки привлечения клиентов, а затем и способности убеждать их в том, что нематериальный труд адвоката должен оплачиваться так же, как и любая другая работа.

Где тут старый адвокат?

При первом обращении к адвокату обычно возникает психологический барьер — примерно такой, который есть между больным и врачом. Люди рассуждают так: «Все, что мне скажет адвокат, я и сам знаю» либо так: «Какой бы ни был адвокат, он все равно мне не поможет, только деньги зря потрачу». Преодолеть этот барьер отчасти можно рекламой, располагающей к общению в кабинетной обстановке. Но самое главное — нужно относиться к людям так, как вы хотели бы, чтобы относились к вам, и чаще смотреть на себя со стороны, поставив себя на место клиента.

Насчет адвокатов есть несколько заблуждений. Например, чем адвокат старше, тем он лучше. А начинающие адвокаты считают, что конкурировать со старшими коллегами бессмысленно. Но стаж адвоката и профессионализм — это разные вещи: можно проработать много лет и не знать элементарных вещей. К тому же у молодых специалистов есть несомненные преимущества: свежие и современные знания, энергия и целеустремленность. На этот счет известная русская балерина М. Плисецкая метко заметила: «Со старостью опыт набирается, а прыжок теряется».

Некоторые клиенты считают, что материальная обеспеченность и высокие гонорары адвоката — свидетельство его профессионализма. Успех адвоката отражается на его обеспеченности, но его богатство не обязательно является результатом юридической карьеры. Поэтому о профессионализме адвоката не стоит судить по дорогому автомобилю, офису и прочим аксессуарам.

Еще одно заблуждение: адвокат должен быть со связями. Существует круг адвокатов, которые по определенным причинам сотрудничают (либо делают вид, что сотрудничают) со следователями и с судьями. Однако они редко привлекают личные связи для нужд клиента, а иногда «свои» адвокаты фактически работают против клиента за его же деньги.

Также есть мнение о том, что самый лучший адвокат — это известный адвокат. Многие коллеги для повышения престижа пользуются рекламой и пиаром в средствах массовой информации, но рекламу в отличие от репутации и знаний можно купить.

Существуют клиенты, которые исходят из следующего принципа: самый лучший тот адвокат, который ранее проводил аналогичные дела. Но весьма сложно найти два абсолютно идентичных дела, а адвокат с узкой специализацией наносит ущерб своему профессиональному кругозору. Самое главное — это не ведение однотипных дел, а способность определять стратегию и тактику защиты, умение вырабатывать алгоритм действий для ведения определенных категорий дел.

Иногда клиенты интересуются процентом выигранных дел, полагая, что хороший адвокат — это адвокат, который никогда не проигрывает дел. Понятие выигрыша относительно: можно добиться условного осуждения для невиновного, мирового соглашения для истца, и в конкретных условиях это можно считать выигрышем. А, проиграв дело отказом в иске, можно свести на нет его исполнение.

Немало среди клиентов людей, уверенных, что нужно обращаться к адвокату, который гарантирует результат. Разубедить таких клиентов можно, объяснив, что результат дела зависит не только от наличия правовой позиции и добросовестности адвоката, но и действий судей, показаний свидетелей, поведения сторон, в том числе случайных факторов. Даже ловкачи, обещающие решить вопрос за деньги, не могут до конца быть уверенными в успешности задуманного.

Это интересно:  Кто подписывает товарную накладную: груз принял, груз получил и другие графы ТОРГ-12, ставить ли факсимиле, что делать, если покупатель не оформил факт приемки?

Мне вас порекомендовали…

В зависимости от того, как люди попадают к адвокату, их можно разделить на две группы: первичные клиенты — это клиенты с улицы и клиенты по рекламе, вторичные — это старые клиенты и клиенты по рекомендации. И к каждой из этих групп нужен особый подход.

Традиционно местоположение адвокатских фирм определяется местом, где размещены правоохранительные органы и суды. Но свято место пусто не бывает, поэтому офис адвоката должен быть в «проходимых» местах и лишь там, где удобно клиенту. Свой приход клиенты обычно сообразуют с погодой, со временем года и с прочими факторами. Так, замечено, что в непогоду и дачный сезон клиентов бывает меньше. Но какой бы «проходимостью» ни обладало место расположения офиса, контингент клиентов с улицы является нестабильным.

Клиенты по рекламе — это люди, которые приходят к адвокату, увидев где-либо его рекламу. Формы адвокатской рекламы разнообразны: визитная карточка, интернет-сайт, подача объявлений в СМИ, выступления в передачах, ведение колонки юридических консультаций и пр. Реклама юридических услуг чаще всего однотипна и примитивна. В ней минимум сведений об адвокате, который характеризуется, как правило, как успешный, знаменитый, опытнейший, нет данных о результативности проведенных им дел и максимум сведений о ценах с маркетинговыми уловками о первой бесплатной консультации.

К рекламе нужно относиться умеренно. С одной стороны, ее значение нельзя недооценивать, ведь рекламой не брезгуют даже известные фирмы, а с другой — нельзя забывать о том, что хороший адвокат рекламирует себя не бумагами, а знаниями и делами.

Старые клиенты — так в просторечии называют клиентов, которые решили вновь воспользоваться услугами того же адвоката. С ними общаться гораздо проще, так как они уже изучены и их дела однотипны, что обусловлено родом деятельности, характером и привычками людей. Повторное обращение к тому же адвокату не обязательно может быть связано с положительным исходом дела. Если клиент вновь обращается за помощью, то это свидетельствует о доверии к адвокату, чем нельзя пренебрегать. Многие адвокаты с таких клиентов берут повышенный гонорар, полагая, что у них нет выбора. Это неправильно, ведь старые клиенты — залог его материальной и профессиональной стабильности.

Некоторые адвокаты пользуются связями со следователями и в обмен на молчаливую защиту получают от них приглашения для участия по так называемым делам по назначению, которые иногда перерастают в дела по соглашению. Так появляются клиенты по рекомендации. Иногда клиенты приходят по рекомендации от судей, но их доля незначительна, так как судьи стараются дистанцировать себя от адвокатов, даже порядочных и успешных. Самая лучшая рекомендация — это рекомендация от клиентов.

Есть анекдот про идеальную супругу, которая представляет собой красивую и немую продавщицу винного магазина. Если провести аналогию, то идеальный клиент для адвоката — это человек, который платит высокий гонорар и не требует от него никакого результата и отчета. Но идеальных клиентов, как и идеальных супругов, не бывает, более того, существуют проблемные типы клиентов.

В судебной психиатрии принято выделять так называемый бред сутяжничества, в основе которого лежит непоколебимая идея борьбы за восстановление попранной справедливости. Сутяжники составляют значительную часть клиентов с психоэмоциональными расстройствами. Иногда они преследуют глобальные цели всеобщей справедливости, а иногда их действия направлены на защиту индивидуальных прав — мнимо либо реально нарушенных. Общение с сутяжниками занимает много времени, их навязчивые просьбы иногда не связаны с юриспруденцией, к тому же есть риск попасть в группу пассивных участников-потребителей того или иного бредового комплекса, поскольку спорить с такими клиентами бесполезно.

В рассматриваемую группу клиентов следует отнести психически больных, когда наличие заболевания явно просматривается из представленных документов либо связано с возрастными изменениями личности, а также клиентов, подверженных воздействию психотравмирующей ситуации (например, потерпевших по уголовным делам, связанным со смертью родственников, сторон по делам о наследовании). Таких клиентов выдает не только поведение, но и характер дела, с которым они обращаются. Усиливает психоэмоциональное расстройство нередко само судопроизводство: волокита по делу, отказы следователей и судей. Подобного рода клиенты не всегда правильно оценивают ситуацию, а иногда способны бездумно обвинить адвоката в недобросовестности. Поэтому желательно оказывать помощь таким людям опосредованно, через их близких и знакомых.

Есть категория клиентов, которую условно можно назвать «клиенты-изгои». Речь идет об обвиняемых в совершении сексуальных преступлений, серийных убийств и т. п. Защита таких лиц обычно не вызывает у адвокатов особого энтузиазма, поскольку есть мнение, что ведение подобного рода дел может подорвать репутацию в свете сложившихся в обществе стереотипов. И в судах такие дела рассматривают поверхностно, как бы опасаясь заразиться тяжелыми человеческими пороками. К данной группе клиентов можно отнести лиц, обвиняемых в совершении мошенничества. Адвокат, взявшийся за защиту таких клиентов, порой сам рискует стать потерпевшим в связи с неоплатой услуг.

Каждый человек имеет право сомневаться в том, что и как делает его адвокат. Адвокат может свести сомнения клиента к минимуму постоянной разъяснительной работой. Но это не помогает в том случае, если сомнения приобретают патологический характер. Сомневающиеся клиенты параллельно прибегают к помощи других адвокатов, юристов либо просто знающих людей, которые считают себя знатоками юриспруденции, используют поверхностные знания законов, их необычное толкование для мотивировки своих подозрений. Подобного рода проверки иногда устраиваются заочно, а иногда и открыто. Например, когда клиент приходит на консультацию с юристом либо нанимает для участия в деле еще одного адвоката. Если доверие между адвокатом и клиентом утрачено, то целесообразно при первой возможности устраниться от ведения дела. Если клиент меняет адвокатов и тем более выказывает недовольство работой предшественников, то это повод задуматься о том, почему так происходит.

Среди клиентов встречаются люди, потенциально готовые дать взятку за благоприятный исход дела, — клиенты-взяткодатели. Много их среди столичных гостей, что объясняется традиционно высоким уровнем коррупции мегаполисов. В одних случаях профессиональные способности адвоката их интересуют постольку, поскольку он может способствовать их преступным намерениям. В других — клиенты обращаются именно за юридической помощью, а впоследствии всячески провоцируют адвоката на неправомерные действия. Для того чтобы у клиентов, мечтающих дать взятку, отпала мысль это делать, иногда достаточно им объяснить, что взятка — дело не только преступное, но и подлое, а подлецы гарантировать результат дела не могут.

Может показаться, что в условиях правового беспредела данная категория клиентов является преобладающей. Однако практика показывает следующее: чем меньше закона, тем у людей больше потребности в нем. К такому выводу можно прийти и на примере жизни бывшего присяжного поверенного Н. Палибина, который в 20 — 30-х годах XX века вел адвокатскую практику в кубанских станицах, изможденных гражданской войной и коллективизацией. Не было в его мемуарах жалоб на недостаток клиентов, несмотря на коррупцию судей и беспринципность прокурорских работников.

Существуют и клиенты со связями — это люди, которые занимают высокопоставленные должности. Они обращаются к адвокатам в тех случаях, когда их связи не могут в полной мере повлиять на исход дела. Такие клиенты иногда относятся к адвокату как к собственному подчиненному, всячески пытаются принизить его роль, опираясь на собственный статус. Можно еще выделить клиентов с мнимыми связями, которые ведут себя так же, только они не занимают каких-либо высокопоставленных постов, если и имели связи с сильными мира сего, то в далеком прошлом либо эти отношения имели характер шапочного знакомства. Распознать таких клиентов достаточно просто: о своих связях они рассказывают, как правило, по многу раз и не только адвокатам, но и случайным собеседникам. Факт того, что клиент обратился к адвокату, уже наводит на мысль о том, что связи, даже реально существующие, оказались бесполезными.

Зачем уходишь от меня?

Среди адвокатов бытует мнение о том, что если клиент уходит к другому адвокату, то это не твой клиент. На самом деле в каждом случае нужно разбираться, почему так происходит. Отказ клиента от адвоката может быть связан как с недобросовестным исполнением последним своих обязанностей, занятием позиции, противоречащей позиции доверителя, так и с невнимательным отношением к клиенту. Замечено, что клиенты в основной массе хотят, чтобы адвокат активно действовал, постоянно держал их в курсе событий, досконально разъяснял принятые меры и профессиональные тонкости.

Но иногда отказ от услуг адвоката происходит не по его вине. Это в первую очередь касается клиентов проблемной группы, поведение которых бывает непредсказуемо. Есть клиенты, которые отказываются от адвоката в случае проигрыша в суде первой инстанции, несмотря на то что им разъяснялась вероятность неблагоприятных последствий и адвокат принимал все меры. Даже добросовестное исполнение адвокатом своих обязанностей не гарантирует того, что клиент будет с ним до конца. Именно поэтому в профессиональной среде бытует фраза «Клиент твой — враг твой!», смысл которой заключается в том, что адвокату не следует доверяться своему подзащитному ни в денежных, ни в процессуальных, ни тем более в личных вопросах. Внимательность в работе с клиентами разных категорий не помешает, однако не стоит торопиться и брать этот девиз за правило.

Итак, деятельность адвоката — это, по большому счету, работа психолога. Каждый человек должен уметь разбираться в людях, а для адвоката такое умение — профессиональная необходимость. И в первую очередь если речь идет о работе с клиентами.

Статья написана по материалам сайтов: advokatfap.ru, pravoved.ru, www.zakonia.ru, pravo.studio, center-bereg.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector